Copyright 2010 © All rights reserved. Design by www.melina-design.com
Поэзия - свет души человеческой...
Юлия Варшам
Exclusive Poetry Collection
Главная.Поэзия.Биография.Услуги.Рус. Писатели.Статьи.Арм. Писатели.
Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
 
Афанасий Афанасьевич Фет
(1820-1892)

  В известном дореволюционном труде по истории русской литературы автор статьи о Фете назвал его удивительной «психологической загадкой», впрочем, лишь повторяя определение, уже мелькавшее в критике. Психологическая загадка эта, однако, имеет социальную разгадку. Здесь лежит объяснение многих загадок, которые ставила и продолжает ставить поэзия Фета. Уже как будто окончательно похороненная в 60-е годы прошлого века, поэзия эта возродилась к новой жизни в 80-е. Объяснение, что эта поэзия пришлась ко двору в эпоху реакции, справедливо, но явно недостаточно. Интерес к Фету иногда возрастал, иногда падал, но Фет уже навсегда вошел в русскую поэзию, новыми и новыми воскрешениями опровергая очередные похороны. Не нужно забывать также, что, значимая сама по себе, поэзия Фета входила в русскую литературу и - шире - в русское искусство и опосредованно, оплодотворяя многие ее великие явления: достаточно назвать здесь Александра Блока. Фет всегда рассматривался как знамя «чистого искусства» и на самом деле был им. Тем не менее критики, тяготевшие к «чистому искусству» или даже прямо за него ратовавшие (В. Боткин, А. Дружинин), поэзию Фета далеко не всегда понимали и одобряли и уж в похвалах своих были, во всяком случае, сдержаннее Льва Толстого и Достоевского, которые в целом «чистому искусству» оказались чужды.
А вот и еще загадка. Немало говорилось об антидемократизме Фета. Действительно, элитарность поэзии Фета как будто бы тем более несомненна, что она была и теоретически осознана им самим в духе Шопенгауэра. Выпущенные в 1863 году в двух томах сочинения поэта не разошлись и за 30 лет. Из этого не следует, однако, что Фет не нашел широкую публику, наверняка более широкую, чем любой, за исключением Некрасова, демократический поэт его времени. «...Романсы его распевает чуть ли не вся Россия», - писал еще в 1863 году Щедрин, которого если и можно упрекнуть в пристрастности, то никак не в пользу Фета. Отец Фета, богатый и родовитый орловский помещик Афанасий Шеншин, будучи в Германии, тайно увез оттуда в Россию жену дармштадтского чиновника Шарлотту. Вскоре Шарлотта родила сына - будущего поэта, который тоже получил имя Афанасий. Однако официальное бракосочетание Шеншина с Шарлоттой, перешедшей в православие под именем Елизаветы, совершилось несколько позже. Через много лет церковные власти раскрыли «незаконность» рождения Афанасия Афанасьевича, и, уже будучи пятнадцатилетним юношей, он стал считаться не русским дворянином Шеншиным, а проживающим в России сыном немецкого чиновника Фета. Мальчик был потрясен. Не говоря о прочем, он лишался всех нрав и привилегий, связанных с дворянством и законным наследованием. Лишь в 1873 году просьба о признании его сыном Шеншина была удовлетворена; впрочем, свое литературное имя Фет поэт сохранил. Всю свою жизнь жили в одном два человека - Фет и Шеншин. Создатель прекрасных лирических стихов. И жесткий помещик. Двойственность эта, однако, и в литературу проникала тоже.
«...Даже в том случае, если знакомство это основано только на «Воспоминаниях», — писал критик Д. Церте лев, - может показаться, что имеешь дело с двумя совершенно различными людьми, хотя оба они говорят иногда на одной и той же странице. Один захватывает вечные мировые вопросы так глубоко и с такой шириной, что на человеческом языке не хватает слов, которыми можно было бы выразить поэтическую мысль, и остаются только звуки, намеки и ускользающие образы, - другой как будто смеется над ним и знать его не хочет, толкуя об урожае, о доходах, о плугах, о конном заводе и о мировых судьях. Эта двойственность поражала всех, близко знавших Афанасия Афанасьевича».
Для понимания этой двойственности нужны более широкие социологические объяснения, чем те, которые очень часто предлагались критикой: защитник реакции и крепостник писал о цветочках и любовных чувствованьицах, уводя от жизни и социальной борьбы.
В «психологической загадке» «Фет - Шеншин» многое открывает немецкий философ Шопенгауэр (как известно, увлекавший Фета и переводившийся им) со своим, в конечном счете идущим еще от Канта, противопоставлением искусства как «бесполезной», подлинно свободной деятельности труду - даже шире - жизненной практике как подчиненной законам железной необходимости или тому, что Шопенгауэр называл «законом основания». Каждая из этих сфер имеет своих служителей: «людей гения» либо «людей пользы». Шопенгауэр устанавливает реальное противоречие мира частнособственнических отношений, он фиксирует реальное разделение на «людей гения» и «людей пользы» как неизбежный результат господствующего в мире частнособственнических отношений разделения труда. Но последнего Шопенгауэр, естественно, не выясняет и, оказываясь в плену неразрешимых противоречий, превращает противоречие в антиномию. Противоречие это было осознано и оправдано, во всяком случае, принято как должное и неизменное Фетом. Оригинальность Фета, однако, проявилась не в том, что он понял и осознал это противоречие, а в том, что он всей своей жизнью и личной судьбою его выразил и воплотил. Шопенгауэр как бы объяснил Фету то, что уже определяло весь его духовный эмоциональный строй, его глубоко пессимистическое мироощущение. «Он был художник в полном смысле этого слова, - писал Ап. Григорьев, - в высокой степени присутствовала в нем способность творения... Творения, но не рождения... Он не знал мук рождения идеи. С способностью творения в нем росло равнодушие. Равнодушие - ко всему, кроме способности творить, -к божьему миру, как скоро предметы оного переставали отражаться в его творческой способности, к самому себе, как скоро он переставал быть художником. Так сознал и так принял этот человек свое назначение в жизни... Этот человек должен был или убить себя, или сделаться таким, каким он сделался... Я не видал человека, которого бы так душила тоска, за которого бы я более боялся самоубийства» Фет сделался таким, каким он сделался, чтобы не «убить себя»: он сознал в себе «человека гения» и «человека пользы», «Фета» и «Шеншина», развел их и поставил в полярные отношения. И как бы в демонстрацию парадоксальности положения, ненавидимое имя «Фет» оказалось связано с любимым искусством, а желанное и, наконец, всеми правдами, а пуще неправдами достигнутое дворянское «Шеншин» - с той жизненной и житейской практикой, от которой сам так жестоко страдал и в которой сам был так жесток и бесчеловечен.

Я между плачущих Шеншин.
И Фет я только средь поющих,

- признался поэт в одном стихотворном послании.
Искусство Фета не было оправданием практики Шеншина, а скорее противопоставлением ей, его рождала бесконечная неудовлетворенность всем тем, чем жил «человек пользы» Шеншин. Фет и Шеншин органически связаны. Но эта связь «Фет - Шеншин» являет единство противоположностей. Искусство Фета не только органически связано со всем существованием Шеншина, но и противостоит ему, враждебно и непримиримо.
Поэзия Фета органично входила в свою эпоху, рождалась ею и связывалась многими нитями с искусством того времени. Некрасов, хотя и не равняя, но сравнивая Фета с Пушкиным, писал: «Смело можем сказать, что человек, понимающий поэзию и охотно открывающий душу свою ее ощущениям, ни в одном русском авторе, после Пушкина, не почерпнет столько поэтического наслаждения, сколько до ставит ему г. Фет»Чайковский не только говорил о несомненной для него гениальности Фета: музыка Чайковского крепко связана с музой Фета. И дело совсем не в том, что Фет оказался для Чайковского удобным «текстовиком». Сами по себе ссылки на талант ни о чем не говорят. В этом случае как раз талант Фета и оказывается ни социально, ни вообще никак не объясним. Только Гончаров мог написать «Обломова» - Добролюбов это прекрасно понял. Одно из главных достоинств романа о «новом человеке» Базарове Писарев увидел в том, что он был написан «старым человеком» Тургеневым. То, что открыл Фет, не мог открыть Некрасов и никто другой, кроме самого Фета. Фет действительно от многого уходил, но, как заметил еще один старый критик, он возвращался не с пустыми руками. Четко определяя классовые истоки поэзии Фета, мы должны видеть, как в рамках классового сознания выразило искусство, в данном случае искусство Фета, некоторые существенные особенности эпохи, сохраняя живой непреходящий смысл для многих поколений и многих эпох. В этом и состоит принцип классового анализа с позиций ленинской теории отражения, решительно отличающийся от классового анализа с позиций вульгарного социологизма. Фет уходил в природу и в любовь, но для того, чтобы он «находил» там что-то, должны были сложиться объективные исторические и социальные предпосылки. Фет искал красоту и находил ее. Фет искал свободу, цельность, гармонию и находил их. Иное дело - в каких пределах. Фет - поэт природы в очень широком смысле. В более широком, чем просто лирик-пейзажист. Сама природа в лирике Фета социально обусловлена. И не только потому, что Фет отгораживался, уходя в природу, от жизни во всей ее полноте, хотя и потому тоже. Фет выразил в русской лирике более, чем кто-либо, свободное отношение к природе. Маркс писал о важности понимания именно того, насколько человеческое стало естественным, а естественное человеческим. Эта уже новая, человеческая естественность в литературе выявлялась в лирике природы и в лирике любви, самого естественного и самого человеческого чувства.
Но искусство развивается в частнособственническом мире в тяжких противоречиях. И человеческая, свободная, социальная природность, для того чтобы выразить себя в искусстве, выразить радость свободноого человеческого бытия, потребовала особых условий. Только в этих условиях мог почувствовать себя человек фетовской лирики «первым жителем рая» («И я, как первый житель рая, Один в лицо увидел ночь»), ощутить свою «божественную», т. е. подлинно человеческую сущность (о религиозности здесь нет речи, да и вообще Фет был атеистом), решительно отстаивать перед усомнившимся Львом Толстым право на сравнение:


Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
- 2 - 3 - 4 - 5 - 6 -