Copyright 2010 © All rights reserved. Design by www.melina-design.com
Поэзия - свет души человеческой...
Юлия Варшам
Exclusive Poetry Collection
Главная.Поэзия.Биография.Услуги.Рус. Писатели.Статьи.Арм. Писатели.
Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
 
Первый учитель Армянского языка

  Как бы то ни было, Маштоц не мог быть простого происхождения. Отметим, что духовенство также относилось к высшему сословию. Так было установлено еще Трдатом III: «Блаженный Трдат и святой Григор возвели служителей святой церкви в сословие .азатов», - напоминает 9-й канон Двинского собора. В хронике, дошедшей до нас под именем Анании Ширакаци, есть ясное свидетельство о происхождении Маштоца: «Блаженный Месроп, из Ацекаца Таронского, из азатского дома». Нет никаких оснований не принимать это свидетельство. Образование Маштоца, быстрое возвышение при дворе и вся его жизнь красноречиво доказывают это.
Обучившись первоначально в одной из греческих школ, Маштоц является «ко двору Аршакуни, царей Великой Армении». При дворе Маштоц исполнял сначала воинские обязанности и «ратным своим мастерством снискал любовь своих воинов», затем переходит в царский диван-канцелярию, «став исполнителем царских приказов при азарапете Араване».
Затем Маштоц оставляет государственную службу и, «отрекшись от мирских стремлений», сделался отшельником. Через некоторое время он со своими учениками отправляется в Гохтн: «Взяв затем с собой вверившихся ему учеников, направился и прибыл в забытые и неустроенные места Гохтна». Здесь при содействии князя Шабита вновь обратил в лоно христианства отошедших от истинной веры: «Вызволил всех из-под влияния языческих преданий предков и дьявольского поклонения сатане, привел их в подчинение Христу». В Гохтне Маштоц и вынашивает идею» о необходимости создания армянского алфавита. Вернувшись в Вагаршапат, Маштоц находит там католикоса Саака Партева «готовым и благосклонным относительно этой заботы». Они созвали на совет братьев» «пекущихся о благе страны». Собор не дал результатов. Тогда Маштоц и Саак обратились к царю Врамшапуху.
Для Врамшапуха это не явилось новостью. Он сообщил им, что у некоего сирийского епископа Даниила есть какие-то армянские письмена. По просьбе Маштоца и Саака царь приказывает привезти эти письмена. Они опробовались два года, однако выяснилось, что алфавит этот непригоден для армянского-языка.
С группой учеников Маштоц направляется в Сирию, посещает города Эдессу и Амид. В Эдессе он «много лишений претерпел ради оказания доброй помощи своему народу, и вседарующий Бог действительно удостоил его этого счастья». И Маштоц создал армянский алфавит.
Из Эдессы Маштоц затем направляется в Самосат, где некий грек-каллиграф по имени Ропанос придает изобретенным письменам окончательную форму. Здесь же Маштоц вместе с двумя своими старейшими учениками - Ованом из Екехика и Овсепом из Пахнатуна - начинает переводить Священное писание с притчей Соломоновых.
Вернувшегося с изобретенным им алфавитом Маштоца встретили в Армении с великим почетом. «Остановки в пути приносили ему благую весть», - сообщает историк. «И вот, когда достойный памяти приблизился к престольному граду, дали знать парю и святому епископу. И они, взяв с собой множество знатных министров, вышли из города и на берегу реки Pax встретили блаженного. И обменявшись друг с другом долгожданными приветствиями, с кликами торжества, с духовными песнопениями и громким» благословениями вернулись оттуда в город и в праздничном веселье провели дни. Саак Партев отдается переводам, а Маштоц «распространял божье слово в местах языческих». «И в это время несомненно стала чудесной наша желанная и благодатная страна Армения, - не может скрыть, своего воодушевления историк - ...И какая была там радость сердцам и какое зрелище, ласкающее глаз!».
Со всех концов страны тянутся в стольный Вагаршапат люди к «пробившемуся роднику божественного учения». Достигших совершенства в учении Саак и Маштоц рассылают по всей Армении, чтобы они обучали других. Сам Маштоц исходил почти всю Восточную Армению. Он основывает школы, назначает епископов-блюстителей. А через некоторое время «вновь - стал разъезжать по устроенным им местам и по обученным гаварам армянской страны, дабы придать силу, обновить и упорядочить их».
«И когда таким образом наполнил он все местности святым Евангелием Господним, - пишет историк, - (всем) наказывая им идти по праведному пути, он задумался и о другой половине армянского народа, находившейся под властью императора ромеев».
С группой своих учеников Маштоц вступил в византийскую часть Армении. Правитель ее военачальник Анатолий уведомил об этом императора Феодосия, который пригласил Маштоца в столицу. С епископом Дерджана Гинтом и несколькими учениками Маштоц прибывает в Константинополь. Здесь он был принят императором и патриархом Аттиком.
С согласия императора Маштоц основывает в западной части Армении школы и обучает детей армянскому языку.
Маштоц создает также алфавиты и для соседних народов - грузин и албан.
Затем Маштоц целиком отдается делу просвещения и переводам. Написал он также множество речей. Вскоре умирает католикос Саак Партев. Маштоц заменил его и окончил свои дни через шесть месяцев после Саака Партева.

Первоисточник по истории создания Армянского алфавита

  Все эти сведения мы почерпнули у Корюна, первого биографа Маштоца. Рассказывая о смерти Саака и Маштоца, Корюн пишет: «Мы расположили (все) это по порядку и написали не по стародавней молве, а лишь то, что мы сами воочию видели их облики, присутствовали при исполнении духовных деяний, слушали вдохновенное учение их, (сами были) прислужниками их согласно евангельским повелениям. Не лживому красноречию поддавшись, - но своими словами повествовали мы об отце своем, опустив многое и черпая у видных знатоков (сведения), мы кратко изложили (все), что известно не только нам, но и всем, кто прочтет эту книгу».
Таким образом, книга Корюна, современника Маштоца и очевидца, представляет собой исключительную ценность. Это - первое произведение оригинальной армянской историографии и единственный прямой источник о создании армянского алфавита.
Произведение Корюна дошло до нас в удивительной цельности и сохранило неопровержимые следы большой древности. Есть даже места, которые, казалось бы, .обязательно должны были измениться или по крайней мере быть отредактированы, поскольку были непонятны и противоречивы для позднейших времен. Приведем несколько примеров.
1. «О «письменах страны Армянской и народа Асканазян» - так начинает Корюн свое повествование. Под «народом Асканазян» он разумеет армянский народ. Хоренаци называет армян Торгомянами, Себеос - Арамянами, Корюн же опирается на Священное писание:
«...созовите на него царства Араратские, Минийские и Аскеназские» - в армянском переводе Библии: «...и полк Асканаза». Асканазянами называли армянский народ первые наши Переводчики, однако чпод влиянием Хоренаци это выражение было заменено «Торгомянами». Корюновский же текст не подчинился этому воздействию вплоть до XX в. А в нашем столетии исследователь, публикуя рукопись, заменил «Асканазян» на «Торгомян», сочтя первое искаженным прочтением. Однако ясно, что-если б в оригинале было «Торгомян», то впоследствии это столь распространенное выражение не могло уступить место редкому «Асканазян». «Асканазян» было у Корюна изначально ц осталось неизменным.
2. Истинное имя создателя армянского алфавита - Маштоц, а не Месроп или Месроп - Маштои. Маштоц - древнейшая форма, известная нам по армянской историографии и иноязычным источникам. Так, известно богословское послание Прокла, ученика Златоуста - «Послание епископа Прокла патриарху армян Сааку и святому Маждоцу». Сохранился и ответ на письмо: «Ответное послание блаженному Проклу от Саака и от Машдоца».

Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
1 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8