Copyright 2010 © All rights reserved. Design by www.melina-design.com
Поэзия - свет души человеческой...
Юлия Варшам
Exclusive Poetry Collection
Главная.Поэзия.Биография.Услуги.Рус. Писатели.Статьи.Арм. Писатели.
Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
 
Жизнь и время Григора Нарекаци

(продолжение, часть вторая)

Со временем слава нарекского монаха распространилась повсюду, и о нем, как считают, даже при жизни слагались легенды, которые дошли до нас частично устным путем, частично же через письменные источники.
Примечательно, что в слагавшихся в течение веков многочисленных преданиях и легендах народ опростил и тем самым приблизил к себе Нарекаци, вложив в его личность, жизнеповедение, поступки свои мечты и чаяния, свой идеал истинно народного человека, единственный смысл жизни и деятельности которого состоит в заботе об обойденных судьбой, о страждущих и обездоленных. Если к этому добавить еще и благоговение, с каким относились к слову или молитве причисленного к лику святых Григора или к чудодейственным свойствам его могилы, то мы получим более или менее полный образ поэта в народном воображении. В легендах и преданиях знаменитый монах выступает в благородной роли защитника несчастных, их хранителя и утешителя. Кому только не приходит на помощь его спасительная десница: вдове и сиротам умершего пастуха, родителям и скорбящей невесте безвременно погибшего юноши, голодным подпаскам, беспомощному I калеке... Ярким примером того, с какой теплотой и в каких светлых тонах обрисовал народ человеколюбие, милосердие и доброту монаха Григора Нарекаци, может служить следующее предание: «Пришел святой Григор в село Харзит. И видит, селяне дерутся меж собой. Он спросил о причине драки, ему ответили: «Пастух нашего села умер, мы ругаемся, так как нет у нас больше пастуха». Спрашивает святой: «Нет ли у него дома кого-либо, кто мог бы пасти овец?» Говорят: «Нет, там лишь жена и семеро сирот». Святой говорит: «Хотите вы меня? Я буду пасти овец, а мзду вы отдадите им сиротам». Они с радостью согласились. Святой погнал овец на пастбище над селом, овцы каждый день лезли в гору пастись, а сам он под яблоней молился. Все волки и иные звери при виде этих овец разбегались. А когда наступало время их доить, овцы сами приходили под дерево к святому Григору. И однажды: крестьяне увидели, как свет снизошел на святого. Григор пас овец до осени, а осенью, получив четыре кувшина зерна, отдал его сиротам, которые питались этими четырьмя кувшинами хлеба семь лет».
Немало легенд и преданий, в которых верующий народ с благоговением рассказывает о чудодейственной силе слова и молитвы святого нарекского монаха. Вот, к примеру: «Григор Нарекаци после посещения монастыря святого Карапета приходит в город Муш и встречает на улице похоронную процессию - впереди идут убитые горем старик, старуха и молодая женщина, а щ ними великое множество людей. Нарекаци спрашивает - кого, мол, хоронят, кто умерший? Ему говорят, что покойник всего семь дней назад обвенчался, молодая женщина в черном - его жена. Григор присоединятся к процессии, приходит вместе со всеми на кладбище и там, приблизившись к гробу, осеняет покойного к ростом и произносит имя божие. Покойник тут же оживает. Увидев это чудо, все бросаются в ноги к Григору и славят бога». Еще одно предание аналогичного содержания: «Григор Нарекаци тайком от своего дяди покинул ночью его дом, пошел в село Артонк, что в провинции Муш» и нанялся туда пастухом. Два года подряд он все, что зарабатывал, раздавал нищим. Однажды дьявол, желая насолить Григору, убил хозяйского вола. Хозяин, узнав про это, сильно рассердился, но Нарекаци пообещал пригнать вечером вола, живого и невредимого - а если не пригонит, то пусть хозяин целый год не платит ему жалованья. Вернувшись в поле, Григор начал молиться богу и попросил его оживить околевшего вола, и господь внял словам Нарекали. Вечером хозяин вышел встречать стадо и увидел своего вола живым».
По народному представлению сила слова и молитвы Нарекаци не только не исчезает, но и не ослабевает даже после его смерти, она переходит на могилу святого, продолжая спасать страждущие души.
«По приказу местного курдского бека армянская крестьянка из деревни Нарек посадила на яйца наседку. Вскоре наседка вывела цыплят и стала бродить со своим выводком по деревне. Вдруг начался ливень. Наседка, чтобы уберечь своих цыплят, спряталась с ними за жернов, приваленный к стене, но камень упал и придавил ее вместе с цыплятами. В страхе перед гневом курдского бека крестьянка обратилась с молитвой к богу и Григору Нарекаци. Она положила раздавленную наседку с выводком в сито и отнесла их на могилу Нарекаци, а сама вернулась домой. Прошло немного времени, и курица с цыплятами ожили. Обрадовалась крестьянка и, воздев руки к небу, восславила бога и святого Григора, воскресившего ее цыплят».
В преданиях своих народ представляет Нарекаци бедным крестьянином, пастухом или сыном бедняка («Нарекаци был сыном бедных родителей; семь лет он ходил в пастухах...»), словом, человеком из народной же гущи.
Интересно и то, что Нарекаци, предстающий в народных преданиях, чужд религиозной нетерпимости, и для него мерилом добродетели человека является не принадлежность его к той или иной вере, а прежде всего общественная полезность его труда. Эта идея своеобразно преломилась в нижеследующем предании: «Переходя через Тигр по чудесному мосту Бавту, Григор Нарекаци узнал о том, что строитель моста был язычником и поэтому после смерти попал в ад. Нарекаци пришел на могилу мастера, осенил ее крестным знамением и принялся молиться, чтобы он был допущен в рай. По велению господа мастер воскрес и Нарекаци стал убеждать его покаяться и просить у бога отпущения грехов. Мастер послушался, был крещен рукою Нарекаци и, снова обратившись во прах, водворился в раю». Таков гениальный поэт, знаменитый монах Григор Нарекаци, великий гуманист и мыслитель в представлении народа. Нарекаци поистине вечно живой не только в своих произведениях, но и в воображении народа, и многочисленных прекрасных преданиях, по-своему восполняющих недостаток биографических фактов и завершающих его образ. Добавим, что одно из преданий о Нарекаци обработал известный поэт средневековья Ованес Тлкуранци.
Несмотря на благочестивый образ жизни, на почет и высокий авторитет, Нарекаци, как видно, подвергался преследованиям, имел врагов, всячески старавшихся навредить ему. Бессовестно оклеветанный, он был вызван в духовный суд, о котором поведано в «Айсма вурке»: «Так как он (Григор) с большим усердием старался исправить расстроенный церковный чин, то несколько завистников оклеветали его перед епископами князьями и этого вардапета истины прозвали еретиком и маловером. А те, собравшись, решили устроит суд над Нарекаци и отправили за ним своих людей» Далее приводится замечательное предание о жареных голубях: «Нарекаци принял посланцев учтиво и, перед тем как пуститься в путь, пригласил их к столу, положив перед ними два жареных голубя. А была пятница день поста, и посланцы напомнили об этом Нарекаци. Он попросил прощения, - забыл, дескать, про пост, сказал гостям: «Велите этим птицам ожить и полететь» Гости, конечно, этого сделать не смогли. Тогда сам Нарекаци повелел птицам ожить и полететь, и оживши голуби улетели. Пришельцы, увидев воочию святость Нарекаци, ужаснулись, и заговор распался».
Это, конечно, весьма обычная для средневековья легенда, подобные которой часто встречаются в рукописях. Однако нет сомнения в том, что они не создавались на пустом месте, в их основе нередко лежали реальные события и факты. Вышеприведенная легенда интересна тем, что из нее мы узнаем: Григора Нарекаци преследовали и вызывали в суд, ему грозили наказание ссылка. К сожалению, источники не сообщают ничего определенного, не разъясняют, что за «расстроенный церковный чин» «с большим усердием старался исправить» Нарекаци, из-за чего и подвергся преследованиям и был назван «еретиком и маловером». Непонятны также, кто эти преследовавшие его «завистники». Словом, тут многое скрыто под пеленой неизвестности.
В этой связи заметим, что о неприятностях, причиненных ему врагами, Нарекаци намекает в отдельных частях «Книги скорбных песнопений», в то же время прося Бога на них не гневаться. Вот один пример: Рубеж незлобивости, помяни ты добром тех из рода людского, Кто враги мои, тех, о коих в книге скорбных песнопений слова покаянные.
Совершенствуй ты их, отпусти им грехи, смилуйся над ними. Ради меня, господи, не гневайся на них, Как на святых, клевещущих из-за вящей любви твоей ко мне, [отнесись к ним] как к хулителям зла, что справедливо Обвиняют меня, прости преступления их!

Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
1 - 3 - 4 - 5