Copyright 2010 © All rights reserved. Design by www.melina-design.com
Поэзия - свет души человеческой...
Юлия Варшам
Exclusive Poetry Collection
Главная.Поэзия.Биография.Услуги.Рус. Писатели.Статьи.Арм. Писатели.
Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
 
Жизнь и время Григора Нарекаци

(продолжение, часть пятая)

  Вследствие развития новых социально-экономических взаимоотношений, в частности, развития городской жизни, а также распространения процесса секуляризации, перед которым все больше отступают аскетические умонастроения и безраздельно царивший этого дух религиозного благочестия. Секуляризация нравов и взглядов как своеобразная реакция, как определенное оппозиционное движение по отношению к религиозной догматике, которое, «в сущности, означает разрыв с теологией» (Н. Конрад) привело к новом направлению в развитии мышления, литературе и искусстве, точнее - к идеологии зачинающегося в недров средневековья Возрождения.
Таким образом, в X-XI веках серьезные сдвиги в политической, социально-экономической, умственной жизни Армении (восстановление политической самостоятельности, процесс разложения феодализма и стрем тельный рост ремесленного производства, развит транзитной торговли, расцвет городов и городской жй ни, распространение светских нравов и умонастроении также еретической идеологии) создали благоприятные условия для формирования возрожденческого мировоззрения в области литературы и искусства. Основ положником и знаменосцем этого мировоззрения стал Григор Нарекаци, автор замечательных песен-тагов величественной поэмы «Книга скорбных песнопений»



СОЧИНЕНИЯ НАРЕКАЦИ



  Григор Нарекаци оставил богатое литературное наследие. Из его произведений известны: «Толкование «Песни песней», несколько похвальных слов - «История Апаранского креста», «Панегирик св. кресту», «Панегирик св. Богородице», «Панегирик св. апостолам», «Панегирик Иакову, епископу Низибийскому», «Послание против секты тондракийцев», гандзы (славословие богу и святым), песни (таги) и самое крупное произведение - поэма «Книга скорбных песнопений».
Среди произведений Нарекаци особый интерес представляет толкование «Песни песней», - один из лучших образцов армянской средневековой толковательной литературы. Из приложенной к сочинению памятной записи узнаем, что оно написано по повелению царя области Васпуракан Гургена Арцруни. Чрезвычайно любопытно, что крайне сложное дело толкования наиболее трудной, требующей весьма тонкой, искусной интерпретации части Библии было поручено не кому-либо из многоопытных, высокопоставленных духовных деятелей, и молодому, не достигшему, вероятно, и тридцати лет нарекскому монаху Григору.
Обстоятельство, несомненно, свидетельствующее о высоком авторитете молодого монаха-книжника. Вызывает интерес и вопрос о том, что побудило васпураканского владетеля обратиться к такой «чисто духовной» задаче, как толкование одной Из книг Ветхого Завета - «Песни песней». На этот счет нет никаких свидетельств, так что приходится довольствоваться лишь предположениями. Прежде всего, думается, в условиях усиления светских умонастроение именно эта, поистине, загадочная, часть Св. Писания (традиция приписывает ее создание царю Соломону но эта версия давно опровергнута наукой), которая представляет собой собрание любовных, свадебно-рядовых песен древних евреев (не содержащее, кстати, ни единого упоминания бога), в X веке, по-видимому, воспринималась и трактовалась многими не в ино-сказательном, религиозном, а в своем изначальном, исконно светском смысле, что, несомненно, было по вкусу людям, живущим бурной светской жизнью и мирскими наслаждениями, особенно лицам из придворного круга. Вероятно, по этой причине благочестивый армянский царь счел нужным заняться делом толкования «Песни песней». Есть основания полагать, что в этом вопросе проявилось также воздействие на царя высшего духовного сословия. Некоторую ясность в вопрос вносит своеобразное разъяснение Нарекаци, содержащееся в памятной записи его труда: «В 977 г. армянского летосчисления, я, священник Григор из Нарекского монастыря, сын епископа Хосрова Андзеваци... получил повеление от боголюбивого, венчанного Христом царя Гургена истолковать ужасные слова Соломона и paскрыть их глубокий и тайный смысл, ибо препятствующие слуху слова эти рассказывают о невесте и женихе а также о женской груди, о накрашенных губах, желанных глазах, о сестре и двоюродном брате и подобных сладострастных, возбуждающих в сердце вожделение, что служат единению в чистой любви. Люди, слыша все это, незрелым умом своим понимали по-разному». «Затем, - продолжал автор, - царь, озабоченный этим, повелел мне единожды, а после и во второй раз и я не посмел воспротивиться, ибо понял, что веление царя богоугодно. и по его приказу я истолковал «Песнь песней».
Любопытно, что Григор не выполнил первый приказ царя, и тот был вынужден повторить его. Чем объяснилось такое поведение молодого монаха, неизвестно.
В предисловии к толкованию «Песни песней» Нарекаци говорит о трудностях предпринятого дела, отмечая, в частности; «...если Григор Нюсаци (Нисский) будучи совершенным вардапетом, носящим в себе дар Духа Святого, отстает в толковании этой книги, то каким же нерадивым окажусь я, совсем невежественный п лишенный духовного дарования...» Столь трудное юл кование, добавляет Нарекаци, подобает человеку, обладающему «духом Соломона». Однако, как видно, самолюбие молодого монаха в какой-то мере и польщено тем, что царь поручил столь серьезную работу именно ему, а не кому-то другому.
Н. Я. Марр предполагает, что при написании своего толкования Нарекаци использовал толкование «Песни песней», принадлежащее одному из видных авторов христианской литературы, Ипполиту (III в.), а Г. Зарбаналян считает, что хотя Нарекаци отчасти и использовал толкование другого автора - Григория Нисского, однако он следовал собственным путем и подарил средневековой армянской толковательной литературе замечательное произведение, «краткое и утонченное толкование, какого и желал заказчик». По определению Г. Зарбаналяна, толкование Нарекаци «в своей немногословности столь утонченно, что даже европейские филологи, читавшие его либо в подлиннике, либо в переводе, восторгались им...». В этой связи выдающийся арменовед упоминает французского богослова Гульельмо Вильфруа, по мнению которого «столь прекрасного толкования «Песни песней» нет ни у одного народа». Толкование Нарекаци действительно отличается пленительной доступностью повествования, изобретательностью в трактовке сложных вопросов, выразительностью и сочностью языка, красочностью и привлекательностью стиля. Нарекаци является основоположником одного из видов духовной песни - гандза - в армянской литературе До последнего времени было известно только три гандза, принадлежащих Нарекаци, однако стараниями филологов Н. Погаряна и А. Кешкерян из древних рукописей были выявлены новые, и теперь число гандзов Нарекаци достигает десяти (не считая одного сомнительного). Гандзы Нарекаци, как и принадлежащие его перу панегирики, немногим отличаются от созданного другими авторами в аналогичных жанрах религиозной литературы. М. Абегян считает, что эти произведения Нарекаци «... не являются продуктом подлинного поэтического вдохновения, а сочинены в поучительных целях» и потому они не имели существенного значения для национального художественного развития. Исключительная роль и место Нарекаци в истории армянской литературы определяются его лирическими песнями - тагами и поэмой «Книга скорбных песнопений», известной также под названием «Нарек». Именно этим произведениям суждено было сыграть решающую роль в развитии национального художественного мышления, и именно они ознаменовали собой начало формирования Возрождения в армянской литературе.

Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
1 - 2 - 3 - 4