Copyright 2010 © All rights reserved. Design by www.melina-design.com
Поэзия - свет души человеческой...
Юлия Варшам
Exclusive Poetry Collection
Главная.Поэзия.Биография.Услуги.Рус. Писатели.Статьи.Арм. Писатели.
Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
 
Армянская поэзия в период советской власти



Многие поэты XIX века внесли свою лепту в становление новой армянской литературы, и среди них Дживани (1846-1909) - народный певец, продолжатель песенных традиций Нагаша Овнатана и Саят-Новы. Дживани писал о жизни и жизненных невзгодах с точки зрения народа и языком народа. Его песни побрали в себя народное миропонимание, в них нашли отражение тяготы народной жизни. Он пел грустные песни о быстротечности и суетности жизни, о том, что беды минуют нас, они не вечны;

Как дни зимы, дни неудач недолго тут:
придут - уйдут.
Всему есть свой конец, не плачь!
Что бег минут: придут - уйдут...
Тоска потерь пусть мучит нас;
но верь, что беды лишь на час:
Как сонм гостей, за рядом ряд, они снуют:
придут - уйдут.

Дживани слагал свои песни, следуя этическим и эстетическим нормам народной лирики. Песенная, фольклорная эстетика всегда дидактична. Призвание народных певцов - учить, пробуждать добрые чувства.

Славнее тварей всех земных, - кто выше нас, людей?
Но сотни тысяч раз, увы! - как низок нрав людей!
Умы людские - черных туч бездомные пути.
Они не знают, что творят, куда, зачем идти, -


пел Дживани - ашуг и учитель (перевод П. Антокольского). И конечно же не о народе («они не знают, что творят...»), но о «хозяевах жизни» писал поэт, он их обличал... Многое значила для новой армянской литературы лирика Иоаннеса Иоаннисиана (1864-1929). Расцвет его творчества приходится на конец XIX и начало XX века. Это было время, когда в общественной жизни не было прежнего общенационального воодушевления. Русско-турецкая война 1877-1878 годов не привела к освобождению Западной Армении и возрождению Армении в целом. В Западной Архмении, подвластной Турции, усилился политический и национальный гнет.

И лучшие из нас падут в пылу сраженья,
И будут длительны дни скорби и томленья!
И приневолят нас влачиться под ярмом,
Но семя брошено - мы снова оживем!

Земля впитает кровь погибших за свободу,
Посевы новые она взрастит народу.
Замолкнет ураган; свершится правый суд.
И наши сыновья победу обретут, -


писал в 1887 году Иоаннисиан в стихотворении «Мы шли одним путем сквозь сумрак непроглядный...». Обратите внимание на дату - 1887 год! А ведь в 1877 году, когда началась русско-турецкая война, армянские поэты были полны радужных, но, увы, несбывшихся надежд. Поэтому Иоаннисиан пишет о предстоящих великих испытаниях, великих потерях. Но он же словно бы предвидел и грядущее спасение родного народа. Воистину, как птица Феникс, народ возродился из пепла после первой мировой войны, погромов, пожарищ и резни. В поэзии Иоаннисиана, как и в лирике его современника Александра Цатуряна (1865-1917), нет боевых, призывных интонаций их непосредственных предшественников. Родина по-прежнему оставалась предметом любви и дум армянских поэтов, но громкоголосая Муза борьбы уступает место Музе страданий и народного горя. Александр Цатурян пишет стихи, проникнутые чувством сострадания к трудовому народу, пишет о тружениках земли как о надежде родной страны. Он создает также стихи сатирические. Его сатира обращена своим острием к тем из соотечественников, кому чужды интересы народа, родины. Его знаменитое «Завещание...» обличает общество, в котором нет места писателю, деятелю национальной культуры:

Когда умру, - во имя неба,
Не воздвигайте мне гранитных глыб!
А положите корку хлеба И напишите:
«С голоду погиб...».

Александр Цатурян - автор и ряда любовных лирических стихотворений, оставивших в армянской лирике заметный след. Конец века был ознаменован вступлением в армянскую литературу двух ее крупейших поэтов - Ованеса Туманяна и Аветика Исаакяна. Ованес Туманян (1869-1923) всенародно известен в Армении. Его поэмы и легенды, стихотворения, сказки, четверостишия - на устах у каждого армянина. Илья Сельвинский сравнил Туманяна с Давидом Сасунским, героем армянского народного эпоса, «когда Давид Сасунский, как говорит эпос, стал пастухом, он собрал стадо из ягнят, зайчат, лисиц и медведей. Сила его духа и обаяние власти были так велики, - писал Сельвинский, - что такое, казалось бы, несоединимое соединение представлялось ему и его стаду делом совершенно естественным. Об этих строфах эпопеи невольно вспоминаешь, читая Ованеса Туманяна. И действительно, его поэзия вмещает в себя самые разнообразные творческие жанры. И это не только разнообразие стиховых приемов, не только богатство голосовых регистров. Нет! Это редчайший дар великой поэтической натуры - обладание сразу несколькими строями души, могущими охватить бытие в его бесконечно больших и бесконечно малых величинах...». Сельвинский точно и образно определил самую суть творчества Туманяна - разнообразие жанров, могучую эпическую силу его стиха.
Жанровое богатство творчества Туманяна обусловлено богатством идейным. Жизнь человека в произведениях Туманяна изображена широко, философски и в то же время - конкретно, в ее соотнесенности с родной землей, родным очагом и судьбами родного народа. Туманян для Армении больше чем поэт. Он - ее язык, ее культура, выразитель народного миросозерцания...
Туманян - поэт по преимуществу эпический, тогда как Аветик Исаакян (1875-1957) - ярко выраженный лирик. Его лирика - пример народности, простоты и безыскусственности, которые доступны лишь немногим истинно великим талантам. Эту главную особенность творчества Исаакяна народ подчеркнул в слове Варпет (Мастер), с которым простые люди Армении обращались к своему поэту.
Разлад Исаакяна с дореволюционной действительностью, его мечты о жизни иной, справедливой, определили главное в его стихах: постоянное стремление к гармонии и совершенству, поиски близкой его сердцу дружественной души.
Думы о родине обусловили характер и развитие поэзии Исаакяна, ее основные мотивы. Лирика Исаакяна (многие его стихотворения стали народными песнями и очень любимы в современной Армении) была воспринята как песня о судьбах Армении в течение многих столетий ее упорного пути к освобождению и прогрессу. В одной из своих статей («Литературная газета», 1941, 11 мая) Исаакян писал, что «сущность армянской лирики составляют любовь к жизни, к человеку, жажда счастья, благоговейное восхищение красотой природы, тоска по родному очагу». Все эти качества присущи лирике самого Исаакяна. Как сказал Луи Арагон, в творчестве Исаакяна -«аромат розового сада многовековой армянской поэзии».
Александр Блок, переводивший в 1915 году лирику Исаакяна, заметил, что это поэт «первоклассный; может быть, такого свежего и непосредственного таланта теперь во всей Европе нет». Увлечение Блока Исаакяном склонны были объяснять «символизмом Исаакяна». Оказалось, однако, что Блоку 1915 года Исаакян потому и был дорог, что Блок увидел в нем поэта, далекого от символизма, поэта, приверженного к классической, народной чистоте и ясности стиха. (Между прочим, в письме от 31 января 1926 года Исаакян подчеркнул, что его пленяли те поэты, в «творчестве которых была национальная, фольклорная стихия - Гейне, Гёте, Роберт Бернс. Никогда Эдгар По, никогда Малларме. Ненавижу их». В том же письме он заметил, что никогда не увлекался поэзией Шарля Бодлера). А вот Ваану Терьяну (1885-1920) русские и западно-европейские символисты действительно были близки. Поэтому именно Блоку стихи Терьяна поначалу предложили для перевода, но Блок отказался их переводить - для Блока 1915 года символизм был этапом пройденным.
Терьян обогатил армянскую поэзию стихами утонченными, эстетизированными по форме, а значит, и по содержанию. Он - один из самых изящных, музыкальных поэтов новоармянской литературы.

Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
1 - 2 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9