Copyright 2010 © All rights reserved. Design by www.melina-design.com
Поэзия - свет души человеческой...
Юлия Варшам
Exclusive Poetry Collection
Главная.Поэзия.Биография.Услуги.Рус. Писатели.Статьи.Арм. Писатели.
Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
 
Армянская поэзия в период советской власти



В оригинале этого стихотворения Шираза, труднопереводимого из-за кажущейся абстрактности его содержания, конкретность и полновесность слова достигаются за счет семантической и стилистической полисемии двух стержневых слов-образов - горы и вихрь. Кроме того, звукопись оригинала (лернер, мер, вайраг, хахах, охмер...) придает «Экспромту» твердые, набатные интонации. Эго шестистишие Шираза, написанное в 1941 году, сразу же приобрело в Армении известность. Военная тема расширила, углубила и обогатила патриотическую лирику Шираза.
В годы войны выступил со стихами, поднимающими народ на борьбу, старейший армянский поэт Аветик Исаакян. Он, систематически печатал и гневные публицистические статьи. «Для нас, армян, Москва - любимая и родная столица! Здесь решается вопрос о существовании и нашего многострадального народа, наше будущее», - писал Исаакян в октябре 1941 года.
В Армении, как и всюду у нас в стране, литература стала грозным оружием борьбы с врагом.
Молодые поэты, начавшие печататься во второй половине 30-х годов, творчески возмужали, выросли в годы войны. «Война нас сделала поэтами», - говорит Амо Сагиян (р. 1914). Сагиян - участник Великой Отечественной войны, как и Ваагн Давтян (р. 1922), Рачия Оваиесян (р. 1919), Сагател Арутюнян (р. 1921), Ваагн Каренц (1924-1980), Богдан Джанян (р. 1917)... Погиб на фронте поэт Татул Гурян (1912-1942)... Во фронтовой печати работали Ашот Граши (1910-1973) и Гурген Борян (1915-1971). Поэзия воевала. В стихах, присланных в Ереван из действующей армии, Сагиян писал о зеленом тополе страны Наири (Армения) как о символе родной земли:

Красуешься под ветерком, сверкаешь свежею листвой,
Дневной дороге тень даришь, глубокой ночью ждешь зари.
В теснинах сердца моего звонкоголосый говор твой,
О дальний, дальний, дальний мой, зеленый тополь Наири!..
Меча и пламени певец, хочу я лишь твоей любви, И если в праведном бою прикажет родина: «Умри!» -
Умру, чтоб вольным быть тебе, исчезну я, а ты живи,
О дальний, дальний, дальний мой, зеленый тополь Наири!

Ашот Граши, еще до войны снискавший известность стихами о родной земле, писал в тяжелые военные годы стихотворения тревожные, без былого налета идилличности:

Наша доля весны под снегами ослепла,
Наша доля весны не воскресла из пепла.
Мы остались лежать,
Где упали когда-то,
И осталась лишь память живой от солдата.
Наша доля весны, наше синее небо
Там, в окопах, остались, у мертвого снега.

Сражаются люди, сражается земля людей, поэтому там, где пали солдаты, весна ослепла и снег там мертвый...
Основные мотивы армянской военной лирики - те же, что и в поэзии общесоюзной. Народ жил одними и теми же чувствами, одними и теми же думами. Поэты писали о героизме, о подвиге, о военной дружбе, писали о разлуке и верности... Читая стихотворение Гургена Боряна о матери - «Ты ждешь меня», нетрудно вспомнить стихи на ту же тему о матери, о любимой женщине и войне у других советских поэтов. И самый глагол жди спрягался на все лады в короткие часы привала, во фронтовых письмах, стихах... В годы войны Борян создал лучшие свои лирические стихотворения.

Над фронтом полночь.
Мрак и тишина.
Спит мир, и даже ветер спит.
Все сковано недолгой властью сна,
И артиллерия молчит.

В этом четверостишии зримо и психологически точно написаны ночь и тишина, непривычная, кричащая тишина фронта. Боряну сопутствовал успех, когда он писал о пережитом. И в послевоенные годы он создал замечательные своей искренностью и прочувствованностью лирические стихотворения.
В контексте времени развивалась и армянская лирика второй половины 40-х и 50-х годов. Армянские поэты, как и поэты других республик, боролись стихами за мир. Этой теме были посвящены горячие, публицистические стихотворения. В качестве примера можно назвать получившее в свое время широкую известность стихотворение Наири Зарьяна «Письмо товарищу Жанису Зуймачу»...
Армянская послевоенная поэзия (конец 40-х-начало 50-х годов) страдала некоторой риторичностью. .В, печати появлялись стихи «правильные» и декларативные, написанные без творческих мук. В ответ на такие «ходкие» стихотворения, в которых ничего не было от жизни, но якобы была радость, был оптимизм, Маро Маркарян писала:

Если скажу, что забот не знаю,
Мне все равно не поверит никто.
Если скажу, что смеюсь всегда я,
Мне все равно не поверит никто.
Часто дорога была нелегка мне,
Так же, наверно, как вам, друзья,
Ноги поранила я о камни,
Так же, наверно, как вы, друзья.

Откровенность Маро Маркарян - убедительнее любых аргументов. Критика была благосклонна к «благополучным» стихотворным схемам. Подлинная же лирика «прорывалась» от схем и штампов к сложной и многообразной правде жизни.

«Не делай так, а делай эдак...»
Что я отсюда извлеку?
В любви сфальшивить напоследок?
Изъять правдивую строку?
Но страсти белое каленье Ты не упрячешь подо льдом,
И гордое стихотворенье Пренебрежет любым судом.
В твоем благоразумном мире Я, бедный, вовсе не гожусь!
Ведь я не изменяю лире
И честной страсти не стыжусь!

Это стихотворение (оно написано в 1947 году) - прямой ответ Геворга Эмина критикам, которые неодобрительно писали о лирике чувств, лирике любви. В 1946 году тогда еще молодых поэтов Сильву Капутикян, Геворга Эмина, Маро Маркарян строго критиковали на съезде писателей Армении за проявление «упаднических настроений», хотя то были настроения живых людей, умеющих радоваться и грустить. Много позже, в 1958 году, Сильва Капутикян в предисловии к своим избранным стихам, как бы страхуя лирику, любви, писала: «Хочу реже «предоставлять трибуну» так называемой интимной лирике. Но жизнь идет, перемежая личные радости и огорчения. А так как я не веду дневников, очень не люблю писать писем, то вся эта внутренняя энергия чувств уходит в «личную лирику». Ну, что ж, пусть будут еще такие стихи, коль они пишутся!»
Капутикян чуть ли не оправдывается: вот, мол, пишу интимную лирику.
Капутикян - прекрасный публицист (и в стихах, и в своих прозаических книгах «Караваны еще в пути», «Меридианы карты и души»). Для многих армян, проживающих волею судеб за рубежом, патриотическая лирика Капутикян олицетворяет родину -Советскую Армению. Но ведь прекрасна (и, кстати, заслуженно известна!) ее интимная, любовная лирика.
Лирические признания Капутикян полны чистоты чувств. И страсть чиста. Она возвышенна... Поэзия Капутикян для многих ее читателей - духовная, внутренняя опора. «Стихи Капутикян всегда помогут в трудную минуту жизни», - говорила одна ее читательница.
Хорошие стихи вообще и хорошие стихи о любви воспитывают людей, делают их чище и лучше, что, понятно, имеет большой общественный, социальный смысл. Поэзия должна быть актуальной. И если говорить о любовной лирике, разве она не актуальна, разве воспитывать чувства - задача не современная? «Раз нет любви -нет и меня самой», - признается Маро Маркарян. Она проверяет свои чувства жизнью - большой, настоящей, отбрасывая все мелкое, незначительное:

Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 8 - 9