Copyright 2010 © All rights reserved. Design by www.melina-design.com
Поэзия - свет души человеческой...
Юлия Варшам
Exclusive Poetry Collection
Главная.Поэзия.Биография.Услуги.Рус. Писатели.Статьи.Арм. Писатели.
Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
 
Армянская поэзия в период советской власти



Для современной армянской поэзии многое значил (и сейчас его влияние огромно) Паруйр Севак (1924-1971). Говорят, что талант в литературе - гораздо более частое явление, чем характер. Севак был прежде всего характером, огромной творческой индивидиальностью. Он утвердил в поэзии 50-60-х годов дух творческого беспокойства, творческих поисков. Нет большого писателя, творчество которого не было бы связано с поисками новых форм воплощения действительности. Но есть писатели, которые по преимуществу ищут, прокладывают новые пути. Иногда они уходят далеко вперед, может кому-то даже показаться, что они отрываются от собственной национальной почвы. Таким писателем-разведчиком был Паруйр Севак, поэт ищущий, острый, полемичный. Он жил в атмосфере постоянных споров, постоянно что-то опровергал, что-то доказывал, горячился. Говорили, что он не любит армянскую классику, не любит Исаакяна. «Какая глупость! - отвечал Севак. - Два Исаакяна, даже десять Исаакянов (Исаакян плюс его подражатели) - это один поэт». Севак хотел быть (и он им стал!) другим, еще одним армянским поэтом.

Все мне кажется,
Я еще удивлю этот атомный век,
К древним струнам семи
Вот возьму и прибавлю восьмую.

Поиски этой вот своей струны и составили пафос всей жизни Севака. В одной из своих статей Севак писал: «Пословица гласит: есть вещи, которые не сделаешь, пока не научишься, и есть вещи, которые не научишься делать, пока их не сделаешь. Мне кажется, что несколько десятилетий наша поэзия была стреножена первой половиной названной пословицы: делали то, чему научились, и, наоборот, ни во что не ставили то, чему не научишься, пока не сделаешь».

Чтобы научиться, Севак призывал писать, делать, дерзать. В одном из своих двустиший, несомненно программном для него, Сена к сказал, что он устал от филигранных холодных слов и что лучше быть знающим дело кузнецом, чем ювелиром.
Севак больше других армянских поэтов обращался к истокам национальной поэзии, национальной культуры (об этом свидетельствует его интерес к творчеству Григора Нарекаци, его поэма о Комитасе «Несмолкающая колокольня», его монографическое исследование о Саят-Нове...), и он же больше, чем другие поэты, его сверстники, ратовал за обновление национальных традиций, за широкое обращение к достижениям мировой культуры. Всем своим творчеством он восставал против замкнутости и узости. Он выступал за широкое взаимодействие культур и высмеивал тех, кто, думая сохранить свое национальное лицо, боялся культурных влияний. Такие люди, говорил Севак, могли бы обвинить в плагиате создателя армянской письменности Месропа Маштоца. «И не надо также забывать, - писал он, - что если в выражении «вариться в своем собственном соку» заключена философия, то это философия нищеты».
Севак рано скончался (погиб в автомобильной катастрофе), Он любил этот мир, эту землю глубокой крестьянской любовью. Он хотел одарить людей радостью, хотел жить: «Ноги мои не пресытились. Пусть еще походят по земле...».
После смерти Севака вышло в свет его шеститомное собрание сочинений, интерес к его творчеству велик, его популярность в Армении повсеместна. Искусство вечно, а значит, и жизнь не коротка...
Сразу, уже первыми своими стихами обратил на себя внимание Размик Давоян (р. 1940), поэт, автор ряда стихотворных сборников и большой лирической поэмы «Реквием». Давоян пишет о личном, о том, что стало его биографией, его жизнью. Вообще говоря, так пишут все поэты. Но этот общий признак приобретает в поэзии Давояна черты специфичности. Порой в его стихах связи между образами, между словами оказываются «упрятанными» в каких-то очень личных, субъективных переживаниях, и стих теряет ясность (связи не прослеживаются). Но и в этих стихах Давояна есть магия слова, музыки, многозначности оттенков, догадок и игры ума...
Мовсес Хоренаци поведал о древнейшем армянском обычае посвящать в платаны (сосы). «По шелесту листьев этих деревьев и колебанию их при тихом и сильном дуновении ветра научились в земле армян гаданию и гадали так в течение долгого времени». Посвященных в платаны называли сосанверами. И чтобы до конца понять посвященного в сосы Давояна, надо слышать его стих, уметь угадывать по тихому, таинственному шелесту стиха всю глубину мыслей и чувствований поэта.
Плодотворно работает в современной армянской литературе целая плеяда поэтов среднего поколения и поэтов молодых.
Прежде всего следует назвать Людвига Дуряна (р. 1933). Его тихая, раздумчивая поэзия отмечена неброской прелестью и задушевностью. Ровно, без срывов вот уже много лет работает Нансен Микаэлян (р. 1931). Импровизаторским, песенным даром отмечена лирика Арамаиса Саакяна (р. 1936). Несколько замкнут, но глубок Юрий Саакян (р. 1937). Гражданственна лирика Карлена Акопяна (р. 1937). Иллюстрирует свои стихотворные сборники.

Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8