Copyright 2010 © All rights reserved. Design by www.melina-design.com
Поэзия - свет души человеческой...
Юлия Варшам
Exclusive Poetry Collection
Главная.Поэзия.Биография.Услуги.Рус. Писатели.Статьи.Арм. Писатели.
Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
 
Роберт Луис Стивенсон
(1850—1894)

Роберт Луис Стивенсон собственной персоной

  Фэнни остолбенела - этот человек не мог оказаться здесь! Год назад их пути разошлись: она оставила его в Англии, а сама вернулась домой, в Америку. Но вот распахнулась дверь, и к ее ногам рухнул Роберт Луис Стивенсон собственной персоной!

  Он так и не пришел в сознание, пока Фэнни тащила его до постели. Впрочем, это не составило ей труда - Луис исхудал до такой степени, что весил не больше ребенка. Фэнни дотронулась до его лба - жар - и безошибочно определила симптомы: сама лишь недавно оправилась от этой болезни. Луиса на пороге ее дома свалила желтая лихорадка. Боже! Как же он добрался сюда, в калифорнийский городок Монтерей, ведь для этого пришлось одолеть океан и пересечь пол-Америки?!
К ночи жар усилился, и Луис начал бредить: «Корабль набит до отказа! Жара, дышать нечем! Это не корабль - а бочка из ада...» Потом звал отца, просил денег. Кричал: «Фэнни больна! Вот телеграмма! Я поеду, даже если придется голодать!» Фэнни, меняя полотенца на разгоряченном лбу Луиса, только горестно качала головой. Никакой телеграммы она не посылала. Неужели месяц назад, в июле 1879-го, когда сильно занедужила, телеграмму отправил кто-то из детей?


Сэр Томас Стивенсон считал сочинительство сына глупой блажью, мечтал, что Луис продолжит семейную традицию и станет строителем или смотрителем морских маяков (1859 г.)

Но сыну Ллойду всего девять лет... Может быть, Белл... Недавно против материнской воли дочь вышла замуж за Джо Стронга, безвестного нищего художника. Теперь молодые сидят без гроша, зато светятся от счастья, твердя, что кроме любви им ничего не нужно...
Помнится, перед венчанием Белл сказала: «Я не хочу идти против своего сердца, мама! - И грустно добавила: - Как ты...» Фэнни еще раз поменяла компресс и облегченно вздохнула: жар, кажется, спал. Луис перестал метаться и спокойно уснул, закинув руку под голову, как мальчишка. Он всегда вел себя по-ребячески - восторженно, нетерпеливо, не задумываясь о последствиях. Пылко объяснялся в вечной любви, уговаривал выйти замуж, не обращая внимания на то, что Фэнни - замужняя женщина и к тому же старше Луиса на 10 лет! Она-то обязана думать о будущем, о детях, о нем, о себе, наконец. Но так трудно рассуждать здраво, когда любишь...
...Они познакомились три года назад, в сентябре 1876-го, в местечке Грёз под Парижем. Для Фэнни это был страшный год. Фрэнсис Матильда Осборн, урожденная Ван де Грифт, с тремя детьми - двумя сыновьями и дочерью жила в Париже в нищете и впроголодь. Сэм Осборн, с которым они были женаты уже 19 лет, постоянно изменял Фэнни и редко появлялся в семье. Однажды муж пропадал так долго, что миссис Осборн подумала, что его уже нет в живых. Однако ветреный супруг явился, как всегда, неожиданно, валялся в ногах, молил о прощении. Она в очередной раз уступила, а Сэм снова пустился в загул и укатил в Америку. Тогда Фэнни и решила уехать в Париж - попытаться начать самостоятельную жизнь. Став этакой эмансипированной дамой, она, записавшись на курсы живописи, пробовала рисовать, даже сочиняла небольшие рассказы. Увы, картины не покупали, рассказы печатали редко. В феврале 1876-го сильно простудился младший сынишка. Денег на лечение не оказалось, и спасти его не удалось. После смерти сына Фэнни с детьми уехала в Грёз. Сняв в долг крошечный гостиничный номер, днем они втроем бродили по окрестностям, а вечерами отдыхали на застекленной веранде. На природе боль утраты казалась не такой острой. Как-то теплым осенним днем Фэнни сидела одна у распахнутого окна веранды. Послышались веселые голоса - к гостинице приближались новые постояльцы. Впереди вышагивал богемной наружности юноша, высокий, длинноволосый, в бархатной куртке. Пригладив пятерней свою растрепанную гриву, он весело крикнул: «Вот пристанище странников! А это прелестная дама, на которой я и женюсь!» В ответ все засмеялись, включая Фэнни. Ох, уж эти галантные французы... Однако наутро выяснилось, что молодой шутник вовсе не француз, а шотландец. Роберт Луис Стивенсон предстал перед Фэнни в компании ее дестилетнего сына. «Я буду писать путевые рассказы, - заявил Луис, - а ваш Ллойд - их слушать. И все мы будем счастливы!»
Как два закадычных приятеля, они бегали на рыбалку, беспечно носились по округе, часто прихватывая с собой и 17-летнюю Белл. Как-то незаметно благодаря Луису в доме появилась вкусная еда, маленькие подарки. Впервые после смерти младшего сына в семье Фэнни звучал радостный смех, ей хотелось вставать по утрам. Хотелось жить... Долговязый и неуклюжий Луис буквально лучился любовью к Фэнни и ее детям. Но ей не следует забывать: юноше всего двадцать шесть, она же тридцатишестилетняя заострой. Как-то теплым осенним днем Фэнни сидела одна у распахнутого окна веранды. Послышались веселые голоса - к гостинице приближались новые постояльцы. Впереди вышагивал богемной наружности юноша, высокий, длинноволосый, в бархатной куртке. Пригладив пятерней свою растрепанную гриву, он весело крикнул: «Вот пристанище странников! А это прелестная дама, на которой я и женюсь!» В ответ все засмеялись, включая Фэнни. Ох, уж эти галантные французы... Однако наутро выяснилось, что молодой шутник вовсе не француз, а шотландец. Роберт Луис Стивенсон предстал перед Фэнни в компании ее шестилетнего сына. «Я буду писать путевые рассказы, - заявил Луис, - а ваш Ллойд - их слушать. И все мы будем счастливы!»



Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
- 2 - 3- 4 -