Copyright 2010 © All rights reserved. Design by www.melina-design.com
Поэзия - свет души человеческой...
Юлия Варшам
Exclusive Poetry Collection
Главная.Поэзия.Биография.Услуги.Рус. Писатели.Статьи.Арм. Писатели.
Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
 
Роберт Луис Стивенсон
(1850—1894)
продолжение, часть вторая


Впрочем, Луису вряд ли стоит возвращаться на родину. Ведь бесконечные дожди и туманы могут привести к обострению болезни, которой он страдает с ранних лет. Луис рассказывал Фэнни, что в детстве из-за слабых легких он почти не вставал с постели - неделями, а иногда и месяцами задыхался и надрывно кашлял. С ним неотлучно находилась няня Элисон Каннингем - Камми, как звал ее Луис. Няня любила мальчика всем сердцем, но была уж очень набожной и, чтобы ребенок вел себя хорошо, постоянно рассказывала про ужасы ада и мучения грешников, пугая жуткими привидениями и похитителями трупов. Неудивительно, что беднягу с детства преследовали ночные кошмары, от которых он так и не избавился. До сих пор Луису снится, что его то хоронят заживо, то заставляют съесть всю землю... Пытаясь найти климат поздоровее, родители возили сына по стране и континенту. Луис и в школу-то толком не ходил - в основном занимался с домашними учителями. Лишенный из-за болезни общения со сверстниками, мальчик придумал развлечение: тайком сочинял себе вторую жизнь, в которой совершал подвиги и пускался в рискованные приключения. Луис даже научился заказывать сны о необыкновенных историях. В три года он рассказал Камми один «волшебный рассказик», увиденный во сне, и потребовал его записать. Няня едва владела грамотой, зато памятью ее Бог не обделил. Она пересказала историю миссис Стивенсон, мать пришла в умиление и с тех пор регулярно записывала в своем дневнике рассказы сына: Луис сочинял часто и вдохновенно. «У меня с двенадцати лет в кармане всегда две книжки, - признался он как-то Фэнни. - Одну я читаю, другую - пишу».
Однако сэр Томас Стивенсон считал сочинительство сына глупой блажью, мечтая, что Луис продолжит семейную традицию и станет строителем или смотрителем морских маяков. Отец настоял, чтобы наследник поступил на инженерный факультет Эдинбургского университета. Луис покорился воле родителя, но быстро возненавидел университет, а вместе с ним и отца. С инженерного ему удалось перевестись на юридический факультет, но в итоге и от почтенной профессии адвоката осталась только парадная фотография в мантии и парике. По окончании университета Луис свалился с лихорадкой, ревматизмом и плевритом. «А побольше болячек вы не смогли собрать?» - ехидно поинтересовался сэр Эндрю Кларк, светило лондонской медицины, и потребовал, чтобы пациент немедленно отправился на юг Франции, где для него более подходящий климат, и желательно без родителей, поскольку глухая взаимная неприязнь в семье только усугубляет болезнь. «И еще, - добавил доктор, обращаясь к сэру Томасу, - пациент должен усиленно питаться. Ваш сын весит всего 53 килограмма!»
И вот Луис впервые в жизни оказался без родительской опеки. Перед отъездом во Францию отец выдал ему целую тысячу фунтов - «премию» за окончание университета. На эти деньги Луис путешествовал по стране, а потом снял в Париже квартиру, куда они с Фэнни и детьми перебрались из Грёза. Однако отцовские деньги стремительно таяли. «Что же дальше?» - в панике думала Фэнни. Почтенное шотландское семейство Стивенсонов наверняка вообразит, что их бесценного сыночка окрутила перезрелая дамочка, мечтающая заполучить чужие денежки. Такого позора ей не пережить! В начале августа 1878 года Фэнни твердо решила вернуться к мужу и уехала в Америку.
С тех пор ей целый год снился один и тот же кошмар: Фэнни с детьми приезжают на Лондонский вокзал проститься с Луисом. Она пытается сказать, что любит его и будет любить всегда. И еще - он должен писать не милые очерки, а беллетристику, лучше историческую. Ведь последние опусы Луиса - «Ночлег Франсуа Вийона» и ироничные рассказы о принце Флоризеле, под именем которого он «спрятал» принца Уэльского, - имели успех. И не стоит переживать: если журнал «Лондон» почти ничего не заплатил, то это не значит, что вещи не удались. Когда-нибудь из- датели будут рвать друг у друга из рук рукописи Стивенсона! Фэнни еще что-то говорит, но Луис уже не слушает и, развернувшись, резко уходит - в ночь, в дождь. И где-то там во тьме кашляет, кашляет...
...Фэнни вскочила, но, увидев спящего Луиса, сразу успокоилас: это же только сон! Проклятая болезнь отступила, и уже неделю Луис чувствует себя неплохо. Завтра ему придется перебраться в гостиницу, а она поедет в Сан-Франциско - уговаривать Сэма дать ей развод, и, если все пройдет гладко, они с Луисом поженятся. Ллойд же пока поживет у знакомых.
Однако до последнего момента Фэнни не покидала тревога: неужели его не смущает разница в возрасте? Перед отъездом в Сан-Франциско она все-таки решилась задать этот вопрос.
Оказалось, что волновалась Фэнни напрасно, Луиса всегда тянуло к женщинам постарше. Его первая взрослая любовь была тоже на 10 лет старше, и, что интересно, ее тоже звали Фэнни! Более того, познакомился с ней 23-летний Луис тоже через сынишку. Только эта любовь осталась безответной - миссис Фэнни Ситуэлл любила другого. Однако она сразу признала в юном поклоннике «литературного гения» - именно так миссис Ситуэлл обращалась к нему в своих ответах на письма, которыми еще три года забрасывал ее Стивенсон.
Вторую любовь он встретил в начале 1876 года во Франции. Луис познакомился с путешествующей госпожой Гаршиной и ее очаровательной малюткой-дочкой, которую тут же окрестил Кнопкой. В груди молодого шотландца вспыхнуло чувство, но загадочная русская душа мадам Гаршиной оказалась для него закрыта. До сих пор Луис не знает, как относилась к нему эта дама. Да и кто вообще может похвастать, что понимает русских?.. «Но американка-то должна меня понимать! - смеялся Луис, - все-таки на одном языке говорим!» В мае 1880 года их брак зарегистрировали в мэрии Сан-Франциско. Новобрачной даже удалось уговорить секретаря записать в свидетельстве, что мистер Стивенсон женится не на какой-то «разведенке», а на почтенной вдове. Конечно, Фэнни взяла грех на душу, зато в Шотландии ей так будет проще... В августе 1880-го сэр Томас Стивенсон с супругой встречали на столичном вокзале свое блудное чадо. Всю дорогу, пока добирались из Эдинбурга до Лондона, мать нервно теребила в руках кружевной платочек, а сэр Томас скрипел зубами, представляя этакую развязную особу с модной пахитоской в зубах, готовую в любой миг сплясать канкан прямо на столе. Ну как еще может выглядеть дикая американка, с которой Луис познакомился в развратном Париже?


Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
- 1 - 3 - 4 -