Copyright 2010 © All rights reserved. Design by www.melina-design.com
Поэзия - свет души человеческой...
Юлия Варшам
Exclusive Poetry Collection
Главная.Поэзия.Биография.Услуги.Рус. Писатели.Статьи.Арм. Писатели.
Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
 
Роберт Луис Стивенсон
(1850—1894)
продолжение, часть третья


Однако, к удивлению родителей, новоявленная сноха оказалась невысокой милой леди с ясным взглядом и приятной улыбкой. Сэра Томаса, правда, несколько озадачило, что именно она руководила разгрузкой багажа, весьма твердым тоном давая указания носильщикам, в то время как непоседа-сынок ринулся в материнские объятия. Пока парочка рыдала на груди друг у друга, сэр Томас перекинулся с Фэнни несколькими фразами о путешествии и работе носильщиков, найдя ответы снохи практичными и деловыми. «Не такая ли жена и нужна моему сыночку?» - подумал старый Стивенсон и, улыбнувшись, повернулся к Ллойду, благовоспитанно стоявшему поодаль, пока взрослые знакомились. Мальчик залился краской, опустил глаза и вдруг смущенно выпалил: «Вы расскажете мне про маяки, сэр? И про пиратов?» Так пираты, вышедшие на свет маяка, примирили семейство. Теперь Стивенсоны часто проводили время все вместе, а летом 1881 года сняли коттедж в горах близ Бреймаpa. «Это места Мак-Грегоров, - объяснял маленькому Ллой-ду сэр Томас. - Мы, Стивенсоны, тоже принадлежим к их клану, а значит, нам здесь обязательно повезет!»
С погодой, впрочем, везло недолго: через неделю зарядил дождь. Сэр Томас взялся за чтение очередной истории о разбойничьих кладах, миссис Стивенсон - за вязанье. А Ллойд раскрашивал одну из многочисленных картинок о похождениях пиратов. В один из вечеров к нему присоединился скучающий Луис и нарисовал карту. «Что это?» - замирая от любопытства, спросил мальчик. «Остров сокровищ», - шепотом ответил Луис. Так дождливым вечером в горах близ Бреймара родился замысел новой книги. Дом Мак-Грегоров и впрямь оказался особенным. Не успел писатель опомниться, как в голове уже сложился перечень глав будущего романа. История начиналась в трактире «Адмирал Бенбоу», где старый пират Билли Бонс с кустистыми бровями, как у сэра Томаса, рассказывает захватывающую историю мальчишке, похожему на Ллойда. Каждую ночь Стивенсон писал об острове сокровищ, и каждое утро семейство в полном составе собиралось послушать и обсудить новую главу. Помогали все: сэр Томас составлял опись таинственного сундука Билли Бонса, уточнял детали оснастки быстроходного парусника «Эспаньола». Мать выяснила, какую одежду носили в те далекие времена, когда мужчины ходили в напудренных париках с косичкой. Однажды под рисунком острова сокровищ неожиданно появилась «собственноручная» подпись зловещего капитана Флинта, удостоверяющая подлинность карты, - никто не видел, как ровно в полночь подпись поставил старый сэр Томас. Фэнни смеялась над игрой, в которую охотно втянулась вся семья, до тех пор пока Луис не пропел пиратскую песенку: «Пятнадцать человек на сундук мертвеца.
Йо-хо-хо, и бутылка рому!» И хотя муж уверял родных, что это настоящая старинная пиратская песня, она-то знала, что ее как-то ночью сочинил сам Луис. «Но только к добру ли такие зловещие слова?..» - тревожилась Фэнни.
«Остров сокровищ», который Стивенсон писал два года, принес «баснословный» гонорар: 34 фунта 7 шиллингов 6 пенсов. И вызвал злобные нападки критики: «Стивенсон малюет одним взмахом кисти, используя единственную краску - кровь». Луис был ошарашен. И тут сэр Томас впервые поддержал сына: «Крепись, мальчик! Слушай только нас. Мы утверждаем: ты создал замечательную книгу!» Если бы Луис знал, что главное испытание впереди! Читатели настолько уверовали в подлинность событий, что сразу возникли вопросы: откуда автор знает о кладах? Уж не ведет ли он зловещую двойную жизнь? Иначе зачем подписал роман именем подлинного пиратского капитана XVIII века - «Джон Норд»? Сомнения стремительно перерастали в уверенность: вскоре нашлись «свидетели», которые уверяли, что Стивенсон - пират. Якобы в 1876 году в Марселе он познакомился с морскими разбойниками и принял обряд посвящения, даже имя новое получил - капитан Бонс. Быстро вошел в элиту пиратства, узнал о кладе в миллион долларов и решил украсть его в одиночку, обманув команду корабля. Но матросы проведали о предательстве, и Бонсу Стивенсону пришлось бежать в Англию. Там он долго выдавал себя за добропорядочного человека, писателя. Ему ведь даже сюжеты выдумывать не надо!
Стивенсон, до которого, естественно, доходили эти несусветные слухи, только потешался:
«Подумаешь, смутили!
Были наговоры и похлеще!» Он признался Фэнни, что в юности по Эдинбургу о нем тоже гуляли разные сплетни.
Будто разнузданный Стивенсон только днем студент, по ночам же - «король притонов» по кличке Бархатная Куртка, завсегдатай борделей и заядлый курильщик опиума.
«Что ж, - пожимал плечами Луис, - тогда я действительно вел богемную жизнь - отрастил волосы, облачился во «французскую» куртку и вызывающий красный шарф. В компании таких же легкомысленных юнцов обошел все кабаки Эдинбурга, заглядывал, конечно, и в «таинственные» притоны моряков. В один даже зачастил и «снимал» там постоянную девочку, а потом решил на ней жениться - чтобы позлить отца!
- Не волнуйся, в притоны я брал записную книжку и в этой романтической, как тогда мне казалось, атмосфере просто сочинял стихи! - хохотал Луис, видя изумление на лице жены. - А молоденькая проститутка Кейт Драммонд, попавшая в «убежище греха» из нищей деревушки на севере Шотландии, на самом деле рассказывала мне удивительные легенды горцев. Я слушал их ночи напролет. Ну а позлить отца воплями о женитьбе - святое дело для каждого молокососа!
Фэнни слушала, и ее глаза непроизвольно округлялись. Притоны, опиум, двойная жизнь?! Она не знала: плакать ей или смеяться. Часто, просыпаясь, Луис шепчет: «Где я?» Может, он и вправду живет по ночам в каком-то другом мире?
Весной 1884 года они перебрались в собственный дом в Борнмуте, подарок старого сэра Томаса, там Луис спал гораздо спокойнее. Но к зиме ночные кошмары вернулись.
Один раз муж так стонал во сне, что Фэнни жутко перепугалась. Она долго трясла его, пытаясь разбудить. Наконец Стивенсон очнулся и тут же закричал на жену: «Зачем ты это сделала? Мне снилась чудесная дьявольская сказка!»
Оказалось, Луис видел во сне фантастических человечков, которые разыгрывали перед ним представление, как в театре. Эти человечки жили в его снах с детства, и Луис давно к ним привык. Сегодня они показывали жуткую историю про некоего доктора Джекила и его двойника - злобного мистера Хайда. Весь следующий день Стивенсон, покряхтывая, записывал увиденное, а ночью «заказал» себе продолжение сна. И человечки продолжили свой спектакль. С утра Луис снова лихорадочно исписывал лист за листом. На третью ночь он увидел во сне окончание дьявольской истории и, проснувшись, перенес его на бумагу. Задыхаясь от волнения, Луис прочел новеллу домашним. Отец и мать пришли в восторг, только Фэнни сидела в задумчивости, пытаясь осмыслить призрачный сюжет, возникший из бездны снов. В новелле угадывалась необычайная глубина, но она явно нуждалась в доработке, поскольку писалась в спешке. Когда Фэнни высказала свое мнение, Луис побелел и пулей вылетел из комнаты. Через минуту вернулся и... швырнул рукопись в огонь. Фэнни кинулась к камину, но Луис удержал жену: «Ты права!» Потом, потребовав пачку бумаги, заперся в своей комнате. К вечеру у него началась лихорадка, но Луис никого к себе не пускал. Он писал три дня. Так появился второй вариант «Странной истории доктора Джекила и мистера Хайда». Спустя месяц, в январе 1886-го, новелла была опубликована, но на сей раз никакой реакции - ни читателей, ни критиков - не последовало. Стивенсон был взбешен: «Я расщепил свое «я», а они даже не заметили!»


Главная.
Биография.
Поэзия.
Услуги.
Статьи.
Зар. Писатели.
Ссылки.
Контакты.
- 1 - 2 - 4 -